Откровения завязавшего игрока: "Полгода у меня была ломка, как у наркомана"Четыре года назад Виктор перестал ходить в казино и залы игровых автоматов. Но освобождение далось ему нелегко. Первое время он не носил с собой сумм больших, чем 5 тысяч рублей мелкими купюрами, и скрепя сердце проходил мимо игровых заведений. Трижды он чуть снова не попадал в ловушку, когда сознание отключалось, а ноги сами несли играть. О страшной силе игровой зависимости и методах борьбы с ней пойдет речь в нашем материале.

Отыскать в Минске игромана, который добился длительной ремиссии, оказалось непросто. По опыту основателя нескольких общественных организаций по борьбе с зависимостями доктора психологических наук Владимира Иванова, страсть к игре не менее сильна, чем к наркотикам или алкоголю.

Первый раз в казино – и сразу большой выигрыш
Первый раз Виктор оказался в казино 12 лет назад. На тот момент ему было 36 лет. Он расстался с супругой, снимал квартиру в Минске и владел своим небольшим бизнесом в сфере оптовой торговли.

— Как сейчас помню, это было казино в «Орбите». Я был у друга на дне рождения. Вышел на улицу поздно, было часов 12, и все заведения рядом были закрыты. Решил зайти в казино – выпить пива или кофе. Я даже играть тогда не умел. Купил одну фишку, помню, красненькую, поставил ее – типа играю. Там мне уже начали объяснять, что и как. Пришлось еще идти фишки покупать, и тогда, в первый раз, я очень много выиграл. Пришел в казино в 12 ночи, а вышел оттуда к часу-двум следующего дня. Можно сказать, я с первого раза стал игроком.

По словам психотерапевта Владимира Иванова, фаза выигрыша присутствует почти во всех историях игроманов. Они запоминают это состояние эйфории и потом всю жизнь пытаются его повторить. Получается далеко не у всех. Долги могут доходить до сотен тысяч долларов. Долг на сумму 5-10 тысяч долларов — обычное дело для такого человека.

Уход от реальности: «Я мог бы спать в подвале, не важно — где. Главное – играть»
В отличие от многих, Виктор – игроман рассудительный (он не говорит о своей зависимости в прошедшем времени, поскольку считает болезнь неизлечимой). Некоторое время он продолжал время от времени навещать казино, но проиграв однажды тысячу долларов, понял, что такими темпами надолго у него денег не хватит. Перешел на меньшие ставки в залах игровых автоматов. Уже совсем скоро он начал ходить туда по графику – через день.

— Эффект получался такой же, как от казино. Уходишь от реальности, от всех проблем. Нет никаких мыслей о том, что творится в твоей жизни. «Зависать» там мог больше суток. Причем от проблем уходишь не только, когда играешь. Но и после – ты идешь и обдумываешь, как лучше аппарат обыграть, как нажимать на эту кнопку, может быть, быстрее или медленнее.

Если бы вы видели, как я жил… Я приходил к утру, спал сидя возле шкафа, везде был беспорядок, для меня ничего не имело значения. Я жил тогда с алкоголичкой, а мне было без разницы. Она пьет, а я играю. Такой тандем у нас был, и я ни о чем не думал. Я бы мог спать в подвале, не важно — где. Главное – играть.

Деньги не цель, а всего лишь средство

В зал игровых автоматов, рассказывает Виктор, он изначально ходил не за деньгами. Это одно из самых распространенных заблуждений, касающихся игромании. Предприниматель играл экономно. Все финансовые дела отдал сестре, которая время от времени выделяла ему деньги на игру. Он брал с собой 50-100 тысяч и играл до тех пор, пока их не проигрывал.

— Если выигрывал, это было еще хуже. Радуешься этому, но сам понимаешь, что все равно эти деньги надо проиграть. Иногда мне удавалось даже оставить деньги на завтра. Но бывали и моменты нехватки, когда приходишь – и деньги мгновенно заканчиваются. Я начинал обзванивать своих должников или занимал сам. Потом из моей кассы эти деньги возвращала сестра. Иногда я сам у себя «воровал» деньги. Я знал, где сестра хранит кассу, и мог аккуратно украсть из нее нужную сумму.

Игроки часто объясняют свою пагубную привычку необходимостью вернуть долги: «Я должен отдать деньги, но где мне их взять? Поэтому я должен пойти и попробовать отыграться». Виктор считает, что это самообман. Он редко был должен людям, но так же, как и все остальные, испытывал непреодолимое желание играть. На тот момент у него были все симптомы игровой зависимости, но мужчина даже не знал о существовании таковой. Однажды он поехал на форум алкоголиков вместе со своей гражданской женой, и только там впервые услышал об игромании. На осознание проблемы ушло еще три года.

— Я даже бросал несколько раз, не играл где-то по месяцу. Делал вывод, что со мной все нормально, я же могу месяц не играть! И снова начинал.

Первый шаг – осознать проблему

Однажды, опять же благодаря женщине, страдающей от алкоголизма, Виктор узнал о терапевтическом сообществе «Ковчег». В основном на группах взаимопомощи собирались алкоголики. Но главные принципы борьбы с зависимостью подходили и для игромании. Наш герой ходил на группы взаимопомощи каждый вечер в течение года. За это время он пропустил лишь 2 дня.

— Самое главное в борьбе с зависимостью – это осознание проблемы. А дальше – длительное изучение и соблюдение «техники безопасности». Например, целый год я старался не находиться вблизи игровых заведений. Не носил с собой деньги, кроме как на проезд. Я просил сестру выдавать мне в день по 5 тысяч рублей – тысячными купюрами, потому что тысячи автомат не принимал. Я прожил так целый год, потом постепенно добавлял. Сейчас я уже свободно ношу с собой деньги. Год не употреблял алкоголь, чтобы не сорваться на игру. Мне далось это, кстати, очень легко — зависимости от алкоголя у меня нет. Ежедневно общался в группе, очень много литературы прочел по теме. Я брал те же 12 шагов по борьбе с алкоголем и подставлял вместо них игру.

На волосок от срыва: «Ноги сами несли меня играть»

Первый год Виктор испытывал самую настоящую ломку, как у наркоманов. Желание играть было настолько сильным, что даже не выходило на сознательный уровень. Отслеживать его наш герой научился лишь только после двух лет ремиссии. Первое время ноги сами несли к игровым автоматом. Трижды Виктор был на волосок от срыва.

— Однажды я проходил мимо «Орбиты» и не мог с собой совладать. Спорил сам с собой, разговаривал и каким-то чудом сумел побороть желание и пойти домой. Еще один раз мне помог телефонный звонок. Я практически отключился, понял, что мне надо прямо сейчас пойти играть, но решил, что продержусь хотя бы час (так нас учили в группе), потом 20 минут, а потом мне позвонили. И я пришел в сознание. В третий раз меня толкнули, и я мигом подумал: «Куда я иду?» А я шел играть. Ломка была сильнейшая: меня тошнило, выворачивало наизнанку.

Одному справиться нереально

Удержаться Виктору помог самоанализ. Страх, тревогу, недомогания он связывал с желанием играть. И все проходило само собой. Теперь он старается анализировать свои чувства. Если на душе тревожно, значит, это связано с какой-то проблемой. Ее надо или решить, или отпустить, если ничего сделать нельзя. Сегодня, рассказывает мужчина, игру он заменил настоящей жизнью. За последние 4 года с ним приключилось немало событий, многие из которых – не самые приятные, но это и есть настоящая жизнь, считает герой. С пьющей женщиной он расстался, поскольку их ничего не связывало. А мимо игровых заведений со временем научился проходить спокойно, но старается не забывать о том потерянном времени.

— Равнодушие присутствует, но я не хочу обо всем этом забывать, иначе снова могу попасть. Те 7 лет я сжал в один день. Я их «проиграл» и страшно деградировал. Восстанавливаться мне придется еще долго. Главный вывод, который я сделал для себя: одному с этой проблемой не справиться. Сказать себе «нет» в таких случаях просто нереально.

За годы реабилитации Виктор повидал немало игроманов. Большинство из них хватало на пару месяцев. Мужчина не смог назвать имен других игроков в ремиссии. «Если их еще вывезти куда-то в деревню, то может быть. В городе игровые заведения повсюду».

Основная проблема не в казино, а в залах игровых автоматов

Психотерапевт Владимир Иванов убежден, что игромания – это привнесенная, искусственно навязанная нашему народу зависимость.

— Никогда в Беларуси не было игры, пили – да, но игры не было. Мое искреннее убеждение – в том, что сегодня основная проблема даже не в казино, где развлекаются в основном богатые люди, а в залах игровых автоматов. Ведь туда идут все кому не лень: школьники, пенсионеры. В регионах, как только день пенсии, – очередь пенсионеров у залов игровых автоматов. Это доступно, и это вытягивает из простых людей их нелегким трудом заработанные деньги. Как мне говорили игроки: «Я хочу бросить играть, но я даже до дома не могу дойти, потому что на каждом углу эти игровые автоматы, повсюду светящиеся вывески». Вот в чем основная проблема, но решить ее пока невозможно.

2 симптома зависимости: патологическое влечение и утрата контроля

Сама по себе игромания, по мнению Владимира Иванова, мало чем отличается от других зависимостей. Раздражители могут быть разными, но реакция организма всегда будет одинаковой. Специалист выделяет два основных симптома всех зависимостей: патологическое влечение и утрату контроля. Патология заключается в том, что человек, сталкиваясь с большими трудностями, все равно не может остановиться.

— Молодой человек с супругой хотели купить квартиру. Он проиграл тысячу долларов. После этого нормальный человек больше не пойдет играть. Ведь все знают, что игровые заведения себе в убыток не работают. А у игрока совершенно другая реакция: он предполагает, что все плохое в прошлом, а впереди только хорошее. И идет проигрывать еще большие суммы. Так же, как алкоголики, игроманы теряют контроль над «дозой». Игрок будет играть до тех пор, пока у него будут деньги. Это могут быть сутки-двое-трое. Поэтому в прошлом году игровые заведения обязали кормить игроков. В момент игры они находятся в особом состоянии. Они не едят, не спят и не испытывают в этом потребности. Здоровый человек на это просто не способен физически. Если ему интересно, он может поиграть несколько часов, но потом устанет. Ему захочется перекусить или сменить обстановку.

Проблема игроманов, считает Владимир Иванов, в биохимической слабости. Речь идет о нейромедиаторах: адреналин, серотонин, норадреналин, дофамин и т. д. Есть определенная конституция, располагающая к такого рода зависимостям. Полностью психически здоровый человек, если пойдет в казино, вряд ли станет игроком.

Волшебной таблетки не существует

Что касается излечения, то здесь, как и в случае с другими зависимостями, нет «волшебной таблетки».

— Любая зависимость неизлечима, потому что человек переживает особое состояние, которое запоминается ему на всю жизнь. Воспоминания об удовольствии сохраняются. В 70-е годы зависимости лечили с помощью так называемой «психохирургии», когда вскрывалась черепная коробка и каленым железом выжигались определенные участки мозга, которые, с точки зрения врача, отвечали за это удовольствие. Но этот метод не доказал свою эффективность.

Человек должен изменить свое мышление, свой образ жизни, правильно взглянуть на мир и, конечно, выучить «технику безопасности», как правильно себя вести в разных ситуациях, как их переживать и как научиться решать свои проблемы.

К сожалению, в случае с игроманией пройти этот путь удается единицам.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*